grivo (grivo) wrote,
grivo
grivo

  • Music:

\ ?

Сложно сказать, что будут читать наши потомки, обучаясь в Университете. Сложно представить даже, чему они будут учиться. Если будут. А может, сегодня мы живем в эпоху возрождения (упадка или полного исчезновения) русской популярной литературы? Неизвестны нам имена тех, кто в будущем станет для наших детей классиком наших дней – прозаиков и лириков, живущих на стыке тысячелетий.

Впрочем, уже сегодня можно наблюдать некие структурные процессы в нашем "культурном и около-культурном пространстве". Кого-то они могут не радовать, кто-то имеет полное право ими восхищаться – автор данной работы способен лишь констатировать факт.

Подобно шоу-бизнесу, существует также более незаметный постороннему наблюдателю бизнес, связанный с издательским делом и литературным процессом. Принцип его в то же время остается таким же примитивным, как и во всех сферах человеческого существования – рентабельная, прибыльная литература. Мы сталкиваемся с изображением двух змей, кусающих друг друга за хвосты – Уроборосом, символом мира в его конкретном проявлении. Выяснять, что является первопричиной в этом мире – потребитель, возжелавший чтива а-ля Маринина, или все же некие могущественные темные силы, навязывающие беспомощному читателю полное отсутствие литературного вкуса? – нет никакой необходимости. Потому что эти две крайние точки зрения замечательно дополняют друг друга.

Литература, как практически все области деятельности человека в современном мире, стала объектом, живущим по законам прибыли и моды. То, что прибыльно – то модно, то, что модно – то прибыльно. Мода как явление, это известно некоторым из здесь присутствующих, не имеет никакого прямого отношения к реальной жизни. Суть моды – попытка качественного снижения полета фантазии автора до хотя бы приблизительного материального существования его идеи. Естественно, чем больше конечный продукт моды похож на своего бесплотного предка – идею, тем более элитарным объектом моды он считается. Тем более престижен этот объект и оторван от реально существующих законов физического существования. Сам по себе современный человек уже практически не напоминает нам о своем животном происхождении.

Мы сами хотим стать предметом наших фантазий – отделиться от нашего несовершенного прототипа. И все как один воспринимаем эту игру в моду всерьез. Потому что родители учили нас этому – кланяться начальнику, уступать дорогу старшим, принимать взятки борзыми щенками. В школах и на курсах учили нас, что параллельные линии не пересекаются, что Александр Македонский умер от наследственной болезни, что семья – ячейка общества. В институте мы уже играем в другие игры – теперь и параллельные линии в принципе могут пересечься, а Александр Македонский, возможно, умер от сифилиса. И нельзя из крайнего левого ряда на полной скорости свернуть куда-нибудь направо. И дело совершенно не в так называемом "общественном договоре" – дело в правилах, создающих дифференциацию полномочий. Чтобы одним было легче управлять другими.

Для того, чтобы понять нелепость всей этой игровой системы, надо иметь чувство юмора, близкое к цинизму. Необязательно высмеивать всю систему в целом – достаточно показать призрачность устоев хотя бы одного из ее компонентов. Например – показать литературу во всем ее виртуальном великолепии – чудесный конструктор, позволяющий создавать неких существ. Бестиарий. Литература как инструмент отречения от действительности. Мир без особо четких законов и основы. Разве это не лучший способ показать крайнюю неустойчивость и нереальность человеческого мира?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment